предсказание      архив      голосование      рейтинг      Выпуск №194 август 2020     

 
   
 

Команда ЕХО:

 Виола Руах Геттингер главред ЕХО (главный редактор),

 Джо Хоггарт (зам. главного редактора),

 Miruniana (зав. отделом новостей),

 

Феномен оживления неживого-2

..Перечитывая леденящую кровь историю о яростном бунте Федориной посуды и примкнувших к ней кое-каких бытовых предметов и мебели, я не удержалась от слез. Особенно в том месте, где великодушная посуда прощает неряху-бабку (по правде, кое-кто сама такая и на уборочку отваживается нечасто) и возвращается, а провинившаяся пенсионерка, едва не тронувшись умом от радости, обнимает и целует вновь обретенный инвентарь. Однако теперь для нее это не бездушные стекляшки, а любимые друзья! о_О, она поняла, все поняла!



Илл. Владимира Сутеева

А заметили, как искусно действуют Федорины котики? Да это просто настоящие преговорщики! Они не давят на жалость, ни полслова не говорят о ненавистной Федоре, но только об опасностях, подстерегающих нежную посуду во враждебном мире:

Эй вы, глупые тарелки,
Что вы скачете, как белки?
Вам ли бегать за воротами
С воробьями желторотыми?
Вы в канаву упадёте,
Вы утонете в болоте.
Не ходите, погодите,
Воротитеся домой!

Молодой воробей - вроде бы не такое уж презренное существо, но в устах вальяжных котов это такой мизер, что уподобиться ему - бедствие настоящее. А как тепло и призывно звучит последняя фраза: домой! Это ваш дом - не Федорин, не чей-то еще, а ваш именно! Шедевр. Посуда, однако (зачинщики тут именно посуда, утюги и столы присоединились под ее призывы) распалилась до такой степени, что ничего и слушать не желает. Хорошо хоть, несчастную Федору, видимо, обуяло искренне раскаяние, в одну минуту растопившее ледяные сердца посуды.

Так что же случилось?
Кажется, тут мы имеем противоположность, а приглядишься - похоже. Злосчастная Федора до такой степени запустила хозяйство, что все у нее по самый потолок заросло грязью: посуда немыта, все залито помоями, пыльное, закопченое, плесенью заросло, пауки, тараканы развелись... Ужас! Кто это вытерпит? Посуда - и та не стерпела.

Но все-таки Федорина посуда тоже любит свою хозяйку. Услышав слово искреннего раскаяния, она не колеблясь ни минуты, поворачивает назад, всячески помогает хозяйствовать, и рада до смерти. Так что тут у нас вышел хэппи-энд - будем надеяться, что пожилая женщина не забудет этого впечатляющего урока.



Кадр из м/ф "Федорино горе". Реж. Наталия Червинская, художник-постановщик Ольга Гвоздева. Студия "Союзмультфильм", 1973 г.

Еще более масштабное, можно сказать, грандиозное событие произошло в Санкт-Петербурге и описано в сказке "Мойдодыр". Если приглядеться, это просто триллер какой-то. Прежде всего: что же случилось с бедным мальчиком, что ребенок дошел до такого состояния?! Он очень грязен - настолько, что за один день так не испачкаешься. Его лицо в чернилах - еще полбеды, но даже и в ваксе - что он, ел ее, что ли? Куда ж родители-то смотрят, непонятно. Может, в командировке? Во всяком случае, мальчик в полном неадеквате.
Видимо, дело дошло до такой степени, что в доме ожило буквально все: постельное белье, одежда, различные бытовые предметы, и вся еда. Все это отчалило молча, за единственным исключением: мамин умывальник. Во-первых, он был говорящ, и быстро и доступно объяснил мальчику, в чем дело. Во-вторых, у него было собственное имя: Мойдодыр! Очень грозно звучит. Додыр, ничего себе! Уж яснее ясного, кто тут командир, да он и сам это не скрывает. Вещи слушаются его беспрекословно - мыло мылит, как чокнутое, мочалки бешено мочалят, щетки аж запели бодрый марш...



Илл. Юлии Гуковой

Ну, тут любой бы струхнул, и что грязный мальчик удрал от этого ужаса - понять можно. Он летит, не помня себя, и вдруг в Таврическом саду почему-то видит крокодила! Причем с загадочными Тотошей и Кокошей - обычно иллюстраторы рисуют крокодилят, но из текста это не очевидно.

Со страху перед озверевшими банными принадлежностями крокодил ребенку показался знакомым и даже любимым: еще бы, он проглотил мочалку! Это блюдо, однако, животному не понравилось до такой степени, что он неожиданно зарычал, хотя вообще-то крокодилы немы. Это звуки мальчика несколько привели в чувство, и он бросился домой как наскипидаренный. Но дома его поджидал так по-прежнему никуда и не девшийся Мойдодыр, этот Ужас Кошмарович.



Илл. Сергея Бархина

Ну что делать - пришлось все-таки умыться. Конечно - неохота, конечно - лениво, а как вы думали! Но ведь жить-то хочется, согласитесь. Это мигом помогло - тут же вернулась и одежда, и еда, и книжки: видимо, прятались где-то, или из магического подпространства портировались. Конечно, таких приключений никому не нужно - надеюсь, герой отныне завел привычку регулярно умываться, или хотя бы старался поменьше пачкаться.



Илл. Владимира Гальдяева

Ну и третья история, главный герой которой - Скворцов Григорий, отличается сильно. Прежде всего там ожили только книги: Гриша обращался с ними очень небрежно, истрепал и разрисовал до совершенно безобразного состояния, и они решили пойти жить в библиотеку - так и поступили. Скромные книги никого не подговаривали, не звенели, не орали, не мутили, не голосили - собрались да пошли по холодку: вовсе не демонстративно, просто съехали. Мальчик даже не сразу и заметил это: видно, не большой фанат чтения был. Но заданы уроки - тут не отвертишься. А задачник пропал! Гриша ведь даже не заметил пропажи остальных книг! Пошел в библиотеку, но его книги возвращаться не пожелали. Не только возвращаться - они даже на время выдаться ему отказались. Просто видеть не пожелали. Не поверили.



Илл. Сергея Чехонина

Так что эта история, несмотря на скромность эффекта и отсутствие пафоса, на самом деле намного трагичнее первых двух. Что полностью подтверждает ее конец. Вы посмотрите, как все мрачно: ну ладно, ВУЗ Григорию закончить удалось - надо полагать, он стал значительно бережнее обращаться с литературой. Но посмотрите же: у него дома всего одна книжная полка! А сколько на ней книг? Всего 54, да это еще на двоих с сыном. Это, помилуйте, курам на смех. Даже в те времена, когда книги продавались очень скудно - это почти ничего. Если считать и атласы, и справочники, и словари, и энциклопедии, и по специальности, и детские... Да одной Детской энциклопедии, было, кажется, 12 томов, а она в каждом доме была - уже 42 осталось... Мизер! Может, с деньгами было настолько туго? Потом, почему эта жалкая библиотека принадлежат только двоим - а мама что, неграмотная? Или Григорий - вдовец?. Очень грустный финал на самом деле, хотя сам Маршак, этого, похоже, как-то не заметил. Видимо, крепится Григорий изо всех сил. Старается не показать виду о своих проблемах - что ж, похвально.

Журналист fafi

Русский Хогвартс




Однажды в студеную летнюю пору,
А может быть, это была зима,
Собрались четыре волшебника снова,
А может, их было всего лишь два.

Собрались эксперты за рюмкою чая
И разговором о жизнях своих.
Тихонько ерёвки в чай подливая,
Таинственный план обсудили они.

В стране, которой нету на картах,
В далекой, но очень близкой стране,
Под самым боком у простецов - у магглов,
В стране, что зовется Инет.

Построили Маги замок роскошный…
Неподалеку вырос Запретный Лес –
Источник историй и случаев страшных,
И рядом раскинулся озера плес.

Отважный Гриффиндор для львят
Оранжево-красный построил дом.
Там веселятся они как хотят,
Храбрых ребят ожидают в нем.

Мудрый Слитерин для змейсов
Выкопал подземелья большие,
Где в зеленом чешуйчатом цвете
Змейсы учатся и варят пЫво.

Хитрая Хаффлпафф для барсуков
Нору отрыла – и дом им готов.
В норах веселье идет каждый день,
И полосатым учиться не лень!

Ровена Рэйвенкло для зорких орлов
Воздвигла высокую самую башню,
И снизу не слышно их голосов,
А им наверху ничуть не страшно...

Журналист AJA

Читатель Nathalie


Отличный стих! Спасибо))

Читатель Анна Золото


Для оценки статьи зайдите в ЕХО с территории Хогвартса
Вы всегда можете обсудить интересующую Вас статью в Книжной Лавке Хогсмида, в отделе ЕХО.

Свои работы, предложения и жалобы Вы так же можете отправлять с совой:

exo@hogwarts.ru

ЕХО разыскивает:

Журналистов;

Прежде чем обращаться в редакцию, убедитесь, что вы ознакомлены с Уставом, Концепцией Развития ЕХО и Памяткой журналистам.