Добро пожаловать в музей Хогвартса!

Бал, посвященный 3-летию Хогвартса. Апрель 2004 года


Кадр из фильма «Гарри Поттер и кубок огня»

На сцену выбегает Dara в домашнем халате из шотландки, бигуди в волосах и каким-то списком в руке. Dara резко останавливается, привлеченная странным шумом за кулисами, откуда явственно слышится звон бокалов и обрывки беседы.
Голос: Ну, за знакомство!
Закипая, Dara бросается за кулисы, раздается звон бьющегося стекла и крики, далеко не принадлежащие к разделу цензурных. Через пару секунд, путаясь в некстати подвернувшемся занавесе, как угорелый, на сцену выскакивает человек в заляпанной свежими помидорами мантии. Узнать в нем обстоятельного профессора Дюрандаля можно лишь с очень большим трудом.
Dara: И чем это вы там, профессор, занимались, позвольте полюбопытствовать?
Дюрандаль: *пристыженно опуская глаза и что-то пряча за спиной* Эээ, плюшками баловались...
Dara: Плюшками, говорите? А ну-ка, дыхните!
Дюрандаль: А может, не надо?
Dara: Дышите! И учтите, за распитие с бесплотным голосом напитков легкого поведения я буду вынуждена объявить вам строгий вы...!
Дюрандаль, скромно прокашлявшись и отступая для пущего эффекта на пару шагов, раскрывает рот и тихонько выдыхает. Graglus заходит в зал, негромко напевая дуэтом с Marion Honour что-то отдаленно напоминающее похоронный марш. Marion Honour мгновенно просекает ситуацию и замеряет пульс, давление, наличие дыхания и прочие радости жизни у отдыхающей в обморочном состоянии Dar’ы.
Дюрандаль: Эх, а может, у неё в организме просто витаминов не хватает?! Калия, например?
Graglus: *мрачно* Точно, цианистого...
Marion Honour: *проверяя наличие у Dar’ы пульса* Профессор, почему вы сегодня такой мрачный? Праздник как-никак!
Graglus: Тоже мне праздник, три года на плаву. Да я, когда мне было три года, города приступом брал, в самолетах камикадзе подрабатывал, да с Кибальчишем день стоял и ночь держался!
Подумывая о скором празднике в целом и не менее скором пробуждении Dar’ы в частности, Дюрандаль уходит в направлении Запретного Леса, дзинькая и булькая при каждом шаге. Marion Honour ставит вердикт: «Жить будет!».
Graglus: *саркастически* Но фигооово.
Marion Honour: Да, профессор, с таким настроением не только на праздник, но и на похороны, похоже, не приходят.
Graglus явно хочет сказать что-то этакое, но передумывает и, махнув рукой, двигается в сторону дома-музея истории третьего Рейха. Marion Honour подносит к носу Dar’ы флакончик с концентрированным запахом не мывшегося три года барсука, вымоченного в львином поту. У той глаза мгновенно распахиваются во всю ширину и лезут в направлении лба.
Голос: Ну, за здоровье!
Dara аккуратно ощупывает раскалывающуюся голову и попутно приводит себя в порядок.
Dara: Сколько времени-то нынче?
Marion Honour: Да вот уже четыре дня и три ночи, как Хогвартсу три года стукнуло. А директора уже неделю как не видно!
Dara: Он сейчас на каникулах где-то в другом полушарии. Сами видели его сову с табличкой: «Не беспокоить»!
Marion Honour: А кто тогда будет открывать подарок?
Dara пытается вспомнить, что это еще за подарок, но в ее голове по этому вопросу сплошной вакуум.
Marion Honour: Так ведь как же без подарка-то? Праздник как-никак.
Dara сочувственно улыбается, размышляя над наивностью коллеги. И, беседуя о подарках, внешнем финансировании, дырах в бюджете и прочих архиинтересных вещах, Dara с Marion Honour удаляются в сторону столовой. В зале стоит шум, где-то разрываются хлопушки, со стороны Большого зала доносится вопль. Видимо, еще одни челюсти навечно остались на зачарованном торте. Тем временем в помещение заходит профессор Латынькин, вытирая мокрую макушку безразмерным носовым платком с милым сердечком в уголке. И за ним появляется Анна Каренина, насвистывая «Девушку» Маккартни в обработке Шаинского.
Латынькин: И где же все? Мнээээ... Мы праздновать будем или как?
Анна Каренина: Теоретически говоря, будем, практически же – вряд ли. Вы Дюрандаля, убегающего за горизонт, видели?
Латынькин: Нет уж, у меня проблем с третьим объединенным камерным хором исправительно-трудового учреждения номер два хватает.
Анна Каренина: Это кто вам такое счастье посоветовал? Я, помнится, этих молодцев в прошлом году на дополнительных занятиях у профессора Graglus’а видела. По обмену опытом прямиком из Азкабана.
Где-то раздается серия взрывов, ругательства на превосходном немецком языке, и в зал степенно входит Graglus с довольным выражением лица.
Латынькин: И что это было?
Graglus: Это была классовая месть иностранным немецким захватчикам. Мир праху их.
Анна Каренина: И кто нам теперь арии играть будет? Дядя Федор?
Со стороны столовой появляются Dara и Marion Honour. У второй вид человека, полностью покорившегося судьбе, а на лице написано понимание экономических проблем Хогвартса на квартал 2004 – 2050 годов этого века включительно. Dara уже в черной элегантной мантии, усыпанной звездами по периметру, и не менее черном колпаке, в котором с легкостью узнается заново заштопанная Сортировочная Шляпа.
Dara: Итак, господа-товарищи, что будем делать нынче? Директора нет, подарка школе тоже, и решать эту ситуацию нам всем надо срочно!
Graglus: Практика показывает, что, кроме собственных похорон, нет мероприятий, которые нельзя пережить...
Анна Каренина: Профессор! Ну, неужели обязательно сегодня проявлять ваше патентованное чувство юмора? Лучше скажите, что делать, а не как удавиться!
Graglus: *мрачно* Что делать, что делать... Сухари сушить!
Dara: Профессор...
В этот момент распахиваются все окна зала, и через самое большое в комнату влетает на серфинговой доске jabocrack, облаченный в подозрительно легкую футболку с надписью: «Я люблю Тату» и шорты до колен, в которых легко узнается стянутое с веревки из Запретного Леса нижнее белье профессора Graglus’а, что упомянутый профессор забыл там через пару дней после основания школы. На голове нашли пристанище наушники, плеер от которых находился где-то в одном из безразмерных карманов шорт.
Dara: Какой сюрприз! А мы уже решили, что этот праздник будем проводить без вас.
jabocrack недоуменно смотрит на Dar’у.
jabocrack: Какой еще праздник?
Dara в ответ окидывает директора профессиональным взглядом опытного патологоанатома и изрекает.
Dara: Да, собственно, 3 года школе исполняется! Я же вам уже говорила, за день до вашего отпуска.
jabocrack: Что-то припоминаю, то-то я думал, почему на меня в министерстве все косились странно. Впрочем, надеюсь у вас все готово?
Dara: Все... Все! Точно, все! Только подарка школе нет! У вас не завалялось ничего случаем?
jabocrack: Откуда? Неоткуда! Значит, у меня – нет.
В Зале наступает тишина. Каждый обдумывает слова директора, в то время как он сам, похоже, впадает в НИРВАНУ, или же это была Металлика, разобрать по шуму из наушников затруднительно. jabocrack дослушав песню, снимает наушники.
jabocrack: У меня нет, а у Министерства есть, и они обещали прислать его перекладными.
Dara: Так его до сих пор нет! Мы уже беспокоиться начали, как-никак такой праздник, а подарка как не было, так и нет!
jabocrack: Значит, будет. Речь-то хоть написали? Ну, ни на день оставить нельзя, как дети, право слово!
Dara вспоминает, что в тот момент, когда она хотела написать речь, она умудрилась натолкнуться здесь на Дюрандаля.
Dara: Эээ... Конечно! Сейчас её принесут, и, господин директор, вам не кажется, что ваш наряд подходит, скорее, для рокерской дискотеки в сумас... в одном из заведений неподалеку?!
jabocrack оглядывает себя и, в отчаянии махнув рукой, удаляется в сторону своего кабинета. Dara тем временем страдальчески оглядывает коллег и тихим голосом интересуется.
Dara: Так, что будем делать, господа хорошие? С речью вышла маленькая накладочка, придется, похоже, импровизировать.
Голос: Ну, за успех!
Graglus: *мрачно* Безнадежного предприятия.
Dara: Директор идет, все по местам! Готовность пять секунд! Оркестр – туш!
Профессора расходятся кто куда, на сцене остается лишь задерживающаяся Dara, что-то усиленно вдалбливающая сидящей в первом ряду Glafir’е Red. Glafira Red выслушивает начальство и со всех ног бросается из зала. Из-за кулис появляется директор в парадно-выпускной мантии. По золотистому фону идут золотые орлиные головы, львиные фигуры, свернутые в кольца василиски и выглядывающие из норок барсуки, которых издалека можно было принять лишь за скунсов. Подняв палочку и дождавшись, пока шум в зале затихнет, он читает речь.
jabocrack: Дорогие ученики, профессора, эники-беники, оборотни, эльфы, и прочие обитатели Хогвартса, я хочу вам рассказать, как три года назад совсем юный маг решился на безумную идею основать школу магии и колдовства. Он был чертовски красив, умен и добр, к тому же...
Ученики, заинтригованные речью, внимательно следят за директором, а в это время над их головами, поддерживаемая несколькими однокурсниками Glafira Red выводит палочкой в воздухе субтитры, по которым и читается речь. Dara делает страшное лицо, и Glafira Red, поняв, что пишет что-то не то, закатывает глаза и изображает обморок. К тому моменту, когда Dara начинает закипать, Glafira Red быстро приходит в себя и с темпом барсука, убегающего от скоростного поезда, начинает писать дальше.
jabocrack: *после паузы* Впрочем, об этом мы как-нибудь потом. А сейчас я хочу поблагодарить вас всех, всех обитателей школы за то, что вы были с нами, что любите эту школу так же, как мы. Своим усердием, успехами в жизни и учебе вы доказываете, что вы не зря проводите здесь свое время! Для каждого из нас Хогвартс – та самая сказка, что читала в детстве мама, которая снилась по ночам, и то место, где всегда можно было укрыться от невзгод и печалей. Для каждого Хогвартс свой, особенный, но для всех он – школа жизни, школа в которой хочется учиться и не зазорно получать плохие отметки, где можно говорить учителям: «ты», и они ответят вам тем же. А сегодня Хогвартсу исполняется три года! Это праздник не только школы, но и всех вас, всех до единого! И все мы хотим сделать школе подарок, но...
В этот момент, в лучших традициях фильма «Граф Монте-Кристо» распахиваются большие двери зала, и сквозь них пролетает строй сов, несущих на своих горбах масштабное сиденье, на котором развалился и, похоже, блаженно спит невысокий пухленький человек.
jabocrack: *удивленно* Профессор Гудвин! Как давно вас не видел, какими судьбами вы в наш шалаш попали?
Гудвин: А вы не знали? Вам же говорили в министерстве, что прибудет важная шишка. Ну, вот он я, собственной персоной.
Dara: *шепотом* Кто это?
jabocrack: *шепотом* Замминистра магии, глава управления магической культуры. Это он сделал из Мавзолея анатомический театр одного актера. У него раньше своя страна была, но потом зерно подорожало, и он быстро её продал.
Graglus: *бормоча за кулисами* Ну, а при таком коротышке – в самый раз...
jabocrack: И вы просто так приехали, на других посмотреть, себя показать?
Гудвин: *вздыхая* Если бы. Меня выслали, в смысле прислали вручить вам подарок министерства – всей школе. Только вот заслужили ли вы подарка, еще неизвестно. По моему, нет...
Договорить высокому гостю не дают, так как каждый ученик в зале кричит, что школа самая лучшая, что и без подарка обойдутся, надо больно. Особенно разоряется Glafira Red, зависшая под потолком, где её случайно забыли однокашники, устремившиеся доказывать, что они не просто так учатся. Dara притворно закатывает глаза, про себя улыбаясь, и пытается успокоить зал. Но удается это сделать только вместе с директором. Гудвин в это время улыбается и рассматривает народные массы улыбающимися глазами сквозь зеленые очки.
Гудвин: Похоже, вы меня убедили. Ну, готовьтесь принимать подарок, сейчас я его преподнесу.
Ученики и профессора застывают в ожидании развязки этого сумасшедшего вечера.
Гудвин: Всего три года назад, когда ваша школа была только основана, в Министерстве не верили в её успех, но три года – не три дня. Вы доказали свою состоятельность, вы нашли свое место в жизни магического сообщества. И потому министерство пошло на беспрецедентные меры. Сегодня был подписан приказ о присуждении школе Хогвартс звания «Святая святых» и ордена «Лучшая магическая школа» пожизненно.
В глазах учеников читается если уж не разочарование, так, по крайней мере, невеликая радость за отчизну.
Гудвин: Подождите минутку, я не закончил.
Зал вновь замирает в ожидании.
Гудвин: Но, так как некоторые посчитали этот царский подарок не очень-то и значительным, было решено отблагодарить вас за все три года работы по обучению учеников жизни. Итак, от самого Министра магии я вручаю вам три подарка! Каждому из вас, ученику, учителю или привидению. Все получат свою долю счастья. А теперь все поднимите свои волшебные палочки, и когда я взмахну, пойте за мной.
Зал мгновенно ощетинивается строем палочек, готовых к сотворению колдовства. Секундой позже палочки поднимают и учителя, все выходят на сцену, вот поднимает палочку Dara, и, наконец, сам директор. Гудвин машет рукой, играет заводная музыка, и в вышине над залом загорается написанные разноцветными буками слова:
Хогвартс, Хогвартс, наш любимый Хогвартс,
За три года много ты нам дал.
Молодым и старым, лысым и косматым
Магии дорогу указал.
В наших головах уж не гуляет ветер,
В них радость, честь и совесть, и кучи живых мух,
Но для знаний место в них всегда найдется,
Так что научи нас еще чему-нибудь!
Если мы забудем, ты уж нам напомни,
А если что не знаем, ты нам объясни.
Сделай все, что можешь, наш любимый Хогвартс,
А мы уж постараемся тебя не подвести!
И каждый поет, как ему угодно, одни поют быстро и звонко, другие – медленно и печально, но у всех на лицах написана радость, и из поднятых палочек постепенно начинают выплывать разноцветные шары, с треском вылетает серпантин, и с финальным аккордом песни сияющие палочки выстреливают вверх невероятным, красочным фейерверком, что взрывается под самым куполом, осыпав всех переливающийся пыльцой, которая, попадая на кого-то, вмиг исчезает. Зависшая под потолком Glafira Red первой принимает на себя заряд магии и теперь явно не слишком желает спускаться вниз.
jabocrack: Ну, а где же подарок?
Гудвин улыбается и лишь обводит рукой зал.
Гудвин: А он уже у вас. Он всегда был внутри вас, но сегодня самые лучшие ваши качества выйдут и покажут всем, кто вы на самом деле. У кого-то это незаурядный ум, у кого-то безудержная смелость, а кто-то понял самое важное, и многие узнали, что и у них есть сердце.
Dara: *ошеломленно* Это и есть те три подарка, что готовило Министерство?
Гудвин: А теперь мне все-таки пора, задержался я что-то нынче.
Улыбаясь одними глазами сквозь призму очков, профессор садится на свое летающее кресло и улетает, осыпав всех на прощание взрывом конфетти.
jabocrack: Ну что ж, нашей школе три года, и теперь мы, похоже, это наконец-то поняли. Спасибо министерству и всем вам за чудесный вечер, а сейчас марш отсюда, все в Лес, все в Лес! Там и продолжим веселье!
Голос: Ну, за счастье!
Dara берет директора под руку, и, рассказывая о том, что не знала раньше, какое у него горячее сердце, направляется в сторону учительской. Jabocrack, внимательно слушая Dar’у, отправился вслед за ней. Graglus отправляется в редакцию для как можно скорого освещения подробностей сегодняшнего вечера и пририсовывания четырех свастик на борту личной метлы за сбитых немцев. Дюрандаль вместе с Голосом и верным львенком отправляются праздновать в направлении пирамиды Хеопса. Голос, вещая тосты направо и налево, отправляется вслед за Дюрандалем. Анна Каренина, обсуждая с профессором Латынькиным преимущества гастрономии перед латынью, уходит в сторону Большого Зала. Профессор Латынькин, не возражая, отправляется вслед за мадам Карениной. Marion Honour, вспоминая былые деньки в Германии и подписанный контракт, уходит в учительскую.
Счастья всем! Радости! И удач! Не старейте никогда, а молодейте вечно, подобно нашему любимому Хогвартсу!

Наверх