Добро пожаловать в музей Хогвартса!

Осенний бал 2014 года


Кадр из фильма «Гарри Поттер и кубок огня»

Занавес
Кабинет директора. За столом сидит Nikitusha и что-то пишет на листе пергамента. Вдруг распахивается дверь и в кабинет стремительно влетает профессор Раид Тхибах.
Nikitusha: *слегка удивившись*: А, здравствуйте, Раид. Рада, что вы поспешили на мой зов. Дело, понимаете, важное. И спешное довольно-таки.
Раид Тхибах: Весь внимание, директор.
Nikitusha: В общем-то, все просто. Семестр закончен, сами понимаете, нужно устроить бал – традиция ведь. Традиции нарушать нельзя! К счастью, правда, тут, кажется, нарушилась другая дурацкая традиция: вечные какие-то зловещие проблемы с этими балами! Но на этот раз вроде бы все в порядке, так что все традиции нужно соблюсти.
Раид Тхибах: Уфф, я что-то уже немного запутался. Так нужны все-таки традиции или нет?
Nikitusha: Ну, что вы, Раид, разумеется, нужны! Как же без них! Традиции – наше все. Тут, кстати, как раз в последнее время сформировалась еще одна традиция – чтобы бал организовывал новичок. Новая метла, свежие идеи, знаете ли… Вот я вас и хочу приспособить к этому делу.
Раид Тхибах: Польщен, но вообще-то я в Хогвартсе не совсем новичок.
Nikitusha: Гм… Да. Похоже, я тут слегка спутала. Ну, да ладно, неважно: не отсылать же вас теперь назад. Берите молодежь – Хаку возьмите, Айвара, Иоганна, других безде… эээ… молодых коллег, пусть они вам тут покажут, что где. А то у меня тут и без балов дел по горло. Надеюсь, я смогу на вас положиться? И не забудьте о наших славных традициях!
Раид Тхибах: *с жаром*: Смело выкиньте все это из головы, директор! У меня уже появились кое-какие идейки. Все будет сделано в лучшем виде, согласно всем имеющимся традициям.
Nikitusha: *с облегчением*: Ну, и отлично. Удачи вам, Раид.
Зал Мистерий. Пространство заполняют чистенькие, нарядные ученики, перед ними чинно стоят профессора в парадных мантиях, покойно сложив ручки на животиках. Вперед выходит сияющая Nikitusha.
Nikitusha: Дорогие коллеги и ученики! Разрешите поздравить вас с окончанием Осеннего семестра! А вдобавок еще и с тем, что все пертурбации на этот раз нас, кажется, миновали, и, наконец, можно провести бал, как полагается, – торжественно и неомраченно. Вот профессор Тхибах, возвратившийся из дальних странствий, – он преподает Заклинания, если кто-то еще не успел это уяснить, а предмет, кстати, профильный. Ну, да все еще впереди, надеюсь. Пожалуйста, Раид!
Раид Тхибах: *внезапно вскинув палочку*: Диссендиум!
И сейчас же из каких-то неведомых щелей под потолком, из-под плинтуса, сквозь раму окна, из коридора, огибая дверной проем, потекла серебристая дымка. Самый же мощный поток организовался вдруг посреди абсолютно целой на вид капитальной стены. Дымка стремительно собралась посреди зала в плотное серебряное облако, померцало, растеклось и опустилось на головы учеников и преподавателей.
Тилия: Орлы! Стройся в ряды. Хватит быть на вторых ролях. Захватим Кубок силой. Хранитель, заходи слева. Уилсон, возьми на себя правый фланг!
Marichka: Си-и-илой? Львы! Не останемся в стороне. Что же, драка, да без нас? Максимус, что ж ты стоишь столбом, дубина? Тащи лопату!
Рейчел Хатчерсон: Держись, орлы. Сейчас призовем куретов и корибантов. Попляшет злобный враг!
Сун У-кун: Погодите, Рейчел. Вызовем-ка пару десятков боевых даосов – мигом увидят что почем.
Dani Brown: Барсуки-и-и! Наших бьют! Кубок отбирают! Все сюда!
Anlime: Сейчас Моргота найдем. И всех назгулов заодно прихватим.
van Healthing: А у меня найдется пара-тройка интересных штаммов. Пожалеют, что на свет родились.
Cheshir: Змейсы! Заходи со всех сторон. Сейчас всех убьем интеллектом – никакие корибанты не спасут.
Nikitusha: Это что ж за бардак такой? Ну-ка сейчас же прекратили все!
Старпом Джонс: А нечего тут разоряться. Подумаешь, фря какая выискалась. У нас на флоте такие быстро по струнке ходили. А то и по доске!
Elleringo Lexter: *хватаясь за голову*: Мерлинова борода, что ж это творится такое... Все с ног на голову перевернулось. Штефан, что же вы стоите! Сделайте же что-нибудь, наконец.
Штефан Сонди: Что же я должен сделать, Elleringo? Все вещи ведут себя адекватно. В отличие от ваших преподавателей, кстати. К тому же мне не нравится ваша манера вечно во все вмешиваться и раздавать указания. И ваш нос мне тоже не нравится – кривой какой-то. Или что, не хватает магического мастерства привести в порядок собственную внешность?
Elleringo Lexter: *лихорадочно роясь по карманам в поисках перчатки*: Да я вас... Я вас... Ах, где же это...
Тилия: А-а-а-а! Уилсон! Тащи пулемет!
Раид Тхибах тихонько подходит к профессору Накашиме, застывшем среди зала в состоянии ступора и протягивает ему небольшую, грубо обработанную флейту с шестью дырочками.
Раид Тхибах: Возьмите, Хаку. Умеете?
Хаку Накашима: Э-э-э, ну-у-у, ага... О! Сякухати!
Хаку Накашима берет флейту в руки, и сейчас же застопоренное выражение исчезает с его лица. Флейта начинает тоненько посвистывать – жалобно? Жизнеутверждающе? Трогательно? Уверенно? Звук получается довольно тихим, но шум неразберихи и скандала тут же прекращается.
Спорщики, не успев перейти к активным действиям, застывают на месте, еще сжимая орудия своего гнева, и прислушиваются к спотыкающейся, прихотливой мелодии. Воцаряется тишина.
Раид Тхибах тихонько дергает за рукав Фиолетового Улитка.
Раид Тхибах: Айвар! Ну, что же вы!..
Фиолетовый Улитк, также очнувшись от ступора, поднимает руки и делает плавный величественный жест – и в воздух взвиваются, как будто оторвавшись от рукавов его мантии, десятки... нет, сотни золотых и серебряных солнечных зайчиков.
Они весело кружат под потолком, сплетаясь в изящные узоры, и от них во все стороны разлетаются крошечные яркие искорки и запах весенних цветов. В зале сразу становится теплее и светлее, а те, на кого попадают золотые искорки, начинают улыбаться и аккуратно прислоняют к стенкам лопаты и пулеметы.
Зайчики танцуют и тихонько позванивают в такт своим движениям, как лесной ручеек, как стая маленьких птичек.
Раид Тхибах: *шепотом*: Иоганн, ваш выход!
Иоганн Фогельвейде выходит вперед и начинает петь. Его чистый высокий голос проникает в самое сердце слушателей.
Из-за леса, из-за гор
Свет весенний хлынул,
Словно кто-то створки штор
На небе раздвинул
. Затрещал на речке лед,
Зазвенело поле:
По земле весна идет
В светлом ореоле.
Упоителен разлив
Соловьиной трели,
Зелень трав, раздолье нив,
Синь морской купели,
И весенний этот мир,
Как алмаз, сверкает,
И на свой победный пир
Всех людей скликает.
Выходи же, стар и млад,
Песню пой на новый лад,
Пляши до упаду!
Старпом Джонс: *целуя руку Nikitush’и*: Простите старого морского волка, моя красавица... Сам не знаю, что это на меня нашло.
Маrichka: Максимус, отнеси лопаты в гостиную, пожалуйста.
Тилия: А у нас тут лишний пулемет образовался... Никому не нужен, случайно?
Штефан Сонди: На самом деле вы отличный руководитель, Elleringo. Все хотел вам сказать, да случая не было.
Elleringo Lexter: Гм. Может, это и так, но в данном случае я никаких своих отличных качеств не проявил. А проявил их кое-кто другой... Раид, может быть, вы объясните, что это было?
Раид Тхибах: Да ничего особенного, не беспокойтесь. Это просто серебряный туман, активирующий в человеке его недостатки. На время, конечно.
Сун У-кун: Разве это не Темная Магия?
Раид Тхибах: Нет, У-кун, что вы. Это явление совершенно естественного происхождения. Разве вам никогда не приходилось испытывать зависть, гнев, раздражение, вражду и гордость? Всем приходилось, но человек должен уметь справляться с такими вещами. А тут лишь несколько более концентрированная форма, вот и все. Ну, и потом, я ведь настороже был. Все тут под контролем – у меня много и других средств для срочной ликвидации опасности было приготовлено.
Нагаса: Ну, хорошо, может, вы все-таки объясните тогда, для чего вам понадобились эти рискованные эксперименты?
Раид Тхибах: Я выполнял задание директора Nikitush’и.
Nikitusha: Вот так чики-брики! Я не давала такого задания!
Раид Тхибах: Но как же! Разве не вы горячо призвали меня следовать традициям? И при этом рассказали о новой традиции, появившейся в мое отсутствие, – что балы в последнее время происходят весьма проблемно и драматично. Я старался, как мог!
Nikitusha: Кхм. Вот оно что. В таком случае, давайте на будущее будем придерживаться исключительно древних традиций, или, наоборот, решительно перейдем на новации. Я даже уже прикидываю, кому поручить *многозначительно смотрит на Redo*. Так-то идейка сражаться за кубок мне, в общем, нравится. Но лопатами – это уж слегка чересчур хвачено! Ну, а теперь – долгожданные номинации. Учебный кубок, несмотря ни на какие боевые действия, получает доблестный Слитерин!
Раид Тхибах: Ура! Поздравляем! Ну а теперь вы, коллеги.
Хаку Накашима: *протягивая флейту Dani Brown*: Это подарок лучшему ученику, японская флейта сякухати. В ней масса волшебства! Часть вы сами могли наблюдать, а об остальном я могу рассказать вам на одном из частных уроков. Погодите, не уходите!
Фиолетовый Улитк зачерпывает прямо из воздуха горсть еще танцующих солнечных зайчиков и высыпает их в руки Dani Brown.
Фиолетовый Улитк: А это будет даром лучшему префекту. Вы еще увидите, как будет вдохновлять на свершения ваших подопечных каждый их них!
Фогельвейде берет ладонь BlackyRosie и рисует на ней своей палочкой скрипичный ключ.
Фогельвейде: Ну, вообще-то так не полагается… Но это подарок – дар самому упорному лесному жителю. Весь следующий год вы будете уметь играть на любом музыкальном инструменте по вашему выбору.
Раид Тхибах: Спасибо, коллеги. Ну, дальше я сам. Акцио туман! Самый чешуйчатый змейс, вам в награду – флакончик этого интересного тумана. Наверняка же захотите поэксперементировать! Видите, я доверяю вам. Будьте только очень осторожны.
Рина Ранвэль де Ране берет флакончик и очень осторожно укладывает его в карман.
Раид Тхибах: Аглюцио! Глациус! Креатус! Самый крылатый орел этой осени, получите портативный разгонятель облаков К-23. В дождик ведь не очень-то полетаешь!
Хранитель Гармонии берет К-23 и начинает с энтузиазмом тыкать в кнопки и крутить ручки.
Раид Тхибах: Когда дождя нет, лучше не активировать, а то может сильно похолодать. Ланкарнум инфламаре форте! Отлично, самый пушистый лев, получите ветку Губрайтова огня – в камине хорошо горит, а ведь зима еще впереди.
Marichka сияет – какая удача-то, теперь и о дровах не нужно заботиться.
Раид Тхибах достает из кармана мантии слегка помятого полосатого котенка с выразительными желтыми глазами и изящными кисточками на ушах. Котенок энергично встряхивается и принимается усердно умывать свои хорошенькие ножки.
Раид Тхибах: Ну вот, самый полосатый барсук, шел сегодня по лесу, попалось это чудо… Надеюсь, приютите у себя в норке? Хотел в тигренка превратить, да смотрю – и так очень хорош.
Dani Brown: *с восторгом*: Ах! Лапочка! Он волшебный?
Раид Тхибах: Да кто его знает, может, и волшебный – тут много всякой волшебной живности бегает. Заодно и проверите. Ну а мы плавно переходим к профессорам. Любимый предмет этой осени – Наружевнутристика человеческая. По стечению обстоятельств, любимым профессором стал магистр этой науки – van Healthing! Казус адицио! Ну вот, теперь ваш предмет получил дополнительный 20% шанс стать любимым и в следующем семестре. Да? Вы считаете это несправедливым? Ну, к сожалению, обратного хода не имеет – подарки не отдарки.
Раид Тхибах: Самый интересный в общении – снова профессор van Healthing. Вот, пожалуйста, путевка на Галапагосский архипелаг. Некоторые острова довольно уединенные, тем более, сейчас не сезон. Вы сможете там прекрасно отдохнуть от общения и успеете набраться новых сил к следующему семестру.
Раид Тхибах: Теперь самый быстрооценивающий профессорХаку Накашима. Цитум максима! Креатус! Вот, получите небольшой моторчик. Вы можете надеть его на руку как часы – вовсе необязательно вставлять в спину. И если ваша привычная стремительность вдруг начнет вам изменять, просто нажмите кнопку.
Раид Тхибах: А в соревнованиях на строгость, кто бы мог подумать, всех обошла хрупкая леди – профессор Виверна! В честь этой победы вы получаете легендарную волшебную вещь: очки-половинки самого Альбуса Дамблдора, сквозь них ваш взгляд будет добрее и снисходительнее каждый раз, как это потребуется.
Раид Тхибах: Самой любимой газетой назван «Клёкот». Поздравляю, Дуо декадум! Ну вот, теперь по прошествии двух недель вас будет охватывать беспокойство и нетерпение, и это не пройдет, пока вы не начнете готовиться к новому выпуску. Ну, а как вы хотели! Пресса – дело серьезное. Кое-как не получится.
Раид Тхибах: Самая обаятельная материальная сущность сегодня – Голди. Геммус максима!
В руке профессора появился невероятных размеров сверкающий огнем бриллиант на изящнейшей цепочке – все так и ахнули.
Раид Тхибах: Носите на здоровье. Конечно, камушек тоже нематериальный – все продумано. Надеюсь, вам будет удобно. Ну, и, наконец, подарок для самого известного жителя. Ларвус диференс! Креатус!
Раид Тхибах с поклоном вручает Redo появившуюся в его руках аккуратную диадему. Redo с сомнением надевает ее на голову и совершенно неожиданно превращается в профессора Каночку. Обе Каночки долго с подозрением рассматривают друг друга и, наконец, от души хохочут.
Тхибах пытается объяснить одной из Каночек, что диадема будет исправно действовать до конца семестра, на что вторая Каночка тут же превращается в Тхибаха и тоже начинает заливать первой Каночке какие-то довольно заумные вещи...
Несколько обалдевшие студенты дружной толпой направляются в Запретный лес.
Занавес.

Наверх