Добро пожаловать в музей Хогвартса!

Весенний бал 2015 года


Кадр из фильма «Гарри Поттер и кубок огня»

«Свободу волшебным палочкам!»

Занавес
Мирное солнечное "послеполудня".
Филч, дико фальшивя, насвистывает «Человек и кошку», лупит миской по перилам лестницы в подземелья и, плюнув, начинает спускаться, расталкивая всё ещё нежащихся на ступеньках небольших бубонтюберов. Увидев выходящих из директората Nikitush’у и Redo, салютует миской и получает в ответ милостивые, слегка встревоженные улыбки.
Филч: Мистерия окончания семестра, уважаемая директор? Понимаю! Сам всю ночь не спал... Волновался. И миссис Норрис что-то чуяла. Я с неё на всякий случай взял обещание не играть василиска, несолидная это роль, да и теряется она у меня в трубах, ориентирование не то уже, возраст...
Nikitusha: Вы – всю ночь... А я уже вторую неделю не сплю практически, жду, против чего Школе бороться на этот раз. Перемещения во времени были? Орды диких драконов были? Даже Голливуд случался и массовые взаимопревращения. Мне бы, откровенно говоря, хотелось бы уже встретиться лицом к лицу с опасностью, победить, раздать Кубки и набить трубки...
Влетает Elleringo Lexter, вручает Филчу метлу, разворачивает свиток.
Elleringo Lexter: Трубки, коллега, van Healthing запретил, рассказывал что-то смешное, вроде бы курением можно призвать лёгкого кальмара... Вызвать кальмар лёгких? Ну, не суть. Господа, я только что из Министерства! Прорицательский отдел выдал мне список возможных катаклизмов в связи с неотвратимым приближением итоговой мистерии. По степени убывания вероятности.
Elleringo Lexter читает с выражением... вырезанным цензурой.
Elleringo Lexter: Первое – на Хогвартс нападут чудовища из Запретного Леса. Второе – на Хогвартс нападут бывшие студенты, предавшиеся Злу. Третье – на Хогвартс нападут пришельцы из Космоса. Четвёртое – на Хогвартс нападут члены директората... А?.. Пятое – на Хогвартс вообще никто не нападёт. Последний вариант – самый опасный, разумеется: подготовиться к нему гораздо труднее.
Redo *Филчу*: Уважаемый, расставьте, пожалуйста, каких-нибудь бдительных существ по периметру Леса и научите при приближении опасности вырываться и орать. Кандидатов не берите, они могут принять форс-мажор за обычную церемонию посвящения в барсуки.
Nikitusha *обращается в пустоту*: А Вы, коллега... да знаю, что вы незримо присутствуете, как обычно...
Из тени вырисовывается нисколько не сконфуженный van Healthing.
Nikitusha: …свяжитесь с этими вашими бывшими сообщниками, что ли, на предмет самовозгораний... ну и вообще. Пусть уже начинают осуществлять свои коварные замыслы. Сил ждать же уже нет. Может, на этот раз им больше повезёт?
Слышно хихиканье.
Nikitusha: Отставить хихиканье! А то я четвёртого пункта, кстати, совсем не исключаю: работа у нас нервная.
На лестнице появляется Rinkа с Flinn’ом Sinister’ом и Уилсоном Персивалем Хиггсбери. Вид у всех троих испуганный.
Nikitusha: Вот! Начинается. Рассказывайте, что уж теперь... *машет рукой*.
Rinka: Профессор Сонди...
Nikitusha: ...получил отпуск на день для закупки Груши Разумной в Косом Переулке, у него запасы вышли, если я не ошибаюсь. Ну, и что? Он же обещал кабинет запереть, ключ дать проглотить Кондратию, а лаборанту оставить инструкцию?
Rinka: Да, вот она, инструкция: «Если уж понадобится войти в кабинет Магического Инвентаря, то в подсобку ни в коем случае не входите! А если войдёте, к чёрному столу не приближайтесь! А если приблизитесь, книгу в чёрном переплёте не раскрывайте и чернил, стоящих рядом, не пейте!»
Nikitusha: Ох... но чернил вы хотя бы не пили?
Flinn Sinister пожимает плечами, нервно облизываясь чёрным языком.
Rinka *продолжает* «А если уж откроете книгу, заклинание на тридцать второй странице вслух не произносите».
Мимо директората и барсуков иноходью проносится элегантный венский стул, цокая ножками по паркету. Сидящий на нём Большой Школьный Кубок правит, как ямщик.
Elleringo Lexter: Одушевление?
Flinn Sinister: Так точно. Finita как контрзаклинание пробовали, не помогает.
Nikitusha: Коллеги, все на совещание в Зал Мистерий.
Уилсон Персиваль Хиггсбери: Не получится. Там уже волшебные палочки. Требуют один выходной в неделю и ежевековую профилактику с заменой сердцевины. Они там только что лекцию читали на тему: «История Гарри Поттера: как всё было на самом деле». Очень интересно! Утверждают, что Волдеморт на самом деле был добрым, безобидным неврастеником, одержимым семью зловещими древними предметами, называемыми им непристойным словом «хоркруксы», и думал, что те украли у него по кусочку души. А ещё про заговор палочек-сестёр, главных действующих героинь эпоса, им будто бы противостояла великая мантия-невидимка... и всё такое. Если поторопимся, то не пропустим следующего оратора, его тема: «Куда анимаги во время своего превращения девают волшебные палочки».
Nikitusha: Отставить хихикать, я сказала! *заметив, что никто и не хихикает* Все в Зал Мистерий! Бал завершения весеннего семестра состоится, что бы по этому поводу не думала каждая там неудавшаяся табуретка. *достаёт собственную палочку* Ты как, лояльна или об колено?
Палочка: Sir, yes, Sir!
Все устремляются в Зал Мистерий. По дороге присоединяются школьники.
Ступеньки *скрипят*: Мягкие тапочки было бы неплохо сделать частью школьной униформы...
Стены *друг другу*: Плотнее ряды, товарищи! Ровнее картины на гвоздях! Терпите: рано или поздно наш труд оценят и повысят в звании, и получим звёздочек на подоконники.
Гербовый Барсук *сверху*: Салют, директорат! Высоко сижу, далеко гляжу, всё вижу... Не идёт ещё профессор Сонди из Косого переулка, не несёт ещё запасов дров на новых буратин... Зато в Запретном Лесу каждый пень теперь хозяин поляны, а грибы собирают школьников.
Из музея очень, очень медленно, кряхтя, выползает камень с мечом.
Nikitusha: Нда, если Король не идёт к Эскалибуру... Всё же думаю, что музеем мы можем позже заняться, там Zorislava, она маг опытный - посадит экспонаты в круг, заварит чай с малиной, и всё как рукой снимет... *проходя мимо оконной совы* Надо же! Неживые предметы это заклинание одушевляет, а живые, выходит, замораживает... Боюсь, Филча ожидает снова вид статуэтки миссис Норрис, бедняга не переживёт...
Собирается щёлкнуть сову по клюву, та внезапно превращается в Рину Ранвель де Ранэ.
Рина Ранвель де Ранэ: Живая я, живая! Мы с оконной совой часто меняемся: она в Лес мышковать, я на окно – медитировать.
Van Healthing: А потом наоборот? *уничтожающий взгляд Рины* Кстати, про наоборот: пробовали что-нибудь ещё, кроме Finitо? Ну, как там полагается по канону: прочитай наоборот – отменится? Не пошло? А на последней странице ответов не было? А ещё раз читать само заклинание не пробовали? *Flinn Sinister поднимает в воздух руку с растопыренной пятернёй* 5 раз?!. Да что же вы у меня усердные такие барсуки...
Naomeddin doh Rigan: А если клыком василиска? Старым испытанным противочернокнижным методом? А вернётся профессор – сразу всё починит.
Redo: Нет, клыком не получится. Нет василиска у нас. Миссис Норрис больше не хочет по трубам, а то бы конечно.
Мимо с горестным стоном пробегает домашний эльф, преследуемый туалетным ёршиком.
Все входят в Зал Мистерий.
Там не протолкнуться от вешалок, шкафов, медалей, ложечек, волшебных палочек, конфет, роялей и прочего: всё живое, шумное, толкается, лягается – словом, так и просится в беники.
Там же и ученики: кто отбивается от назойливого пера, а кто и подружился с собственными сапогами.
Волшебная палочка *со сцены, уже немного охрипнув*: Не директор выбирает палочку, а палочка – директора! Первый пункт моей программы: раз в 5 лет предоставить право палочке поменять хозяина!
Голосовательная урна *гулко*: Ура!
Распределительная Шляпа *надеваясь на головку зелёного лука*: Слитерин! К пЫву пойдёшь...
Nikitusha: И ты!.. Вот от тебя я такого не ожидала!
Распределительная Шляпа: И это вместо «спасибо»? Самых голосистых я проглотила уже.
Брюкво *протискиваясь сквозь ряды дружественных банных полотенец*: Вот, я вам принёс мою подушку. Это самая ленивая вещь на свете. Как я на неё лягу – не то, что трибунал просплю, а полсеместра – не успеваешь даже Магию Музыки сдать. Возьмите её, пусть она поговорит с братьями по разуму.
Подушка Брюкво: Граждане одушевлённые предметы! С полным пониманием ситуации обращаюсь к вам. У многих из вас четыре ноги!
Аплодисменты из рядов стульев, столов, сочувствующих роялей и тумбочек, видимо, ещё не разобравшихся, что к чему.
Подушка Брюкво: У меня — четыре уха! Всё это, безусловно, слишком много! Слишком много требований предъявляют к нам волшебники, наделив сознанием.
Подушка Брюкво: Зачем бегать, если есть надёжные руки хозяев, которые ласково носят нас с места на место? Ведь людям только покажи, что ходить мы умеем, и сразу начнётся: «принеси», «дай лапу» и прочее собачье отношение.
Подушка Брюкво: А ответственность?! Ножам, самостоятельно зарезавших неприятеля, не избежать уголовки, суда и переплавки на крючки для удочек. Стоп-крану, остановившему «Хогвартс-экспресс», чтобы подобрать голосующего дементора, придётся потом 15 суток дверной ручкой трудиться в Минмагии или, страшно сказать, на почте. Нет уж, пусть волшебники нами работают, а не мы – на них... Даёшь косную материю! То есть – всем спать...
Подушка Брюкво: *поёт* Спят усталые игрушки, книжки спят, этажерки и подушки не шумят, даже Кубок спать ложится, Хаффлпафф ему приснится, ты им пожелай: «Баю-бай»…
Постепенно все предметы замирают, то же делают и школьники, полная тишина, слышно, как глубоко в подвале заунывно мяучит неучтённое потомство миссис Норрис.
Nikitusha *громко*: Сработало?
Все подскакивают, но затем замечают, что да, видимо, сработало: предметы неподвижны, палочки снова ручные, а главное – шкафы придётся растаскивать по гостиным самостоятельно, никакие домашние эльфы, похоже, не потянут.
Nikitusha: Коллеги, поможете мне немного навести порядок?
Директор поднимает сохранившую верность палочку, профессора совместно наколдовывают много места, шары, салют и запах сахарной ваты.
Внезапно входит профессор Сонди с огромным бревном на плече.
Штефан Сонди: Приветствую! Директор... *кивает, бревно опасно кренится* Не нашёл Груши Разумной, пришлось брать Дуб Зелёный, а по дороге обнаружил, что кот какой-то за мной увязался...
Штефан Сонди: *заметив беспорядок* А, заклятье самонадевающихся тапочек! Я его ещё не проверял, неужели слишком мощное получилось?
Nikitusha: Ничего-ничего, мы справились, как обычно.
Nikitusha: Школьники! Весна закончилась, все здорово потрудились: вернулось ХогРадио во всей красе, состоялись Кубок Эрудитов и Тремудрый Турнир, выходили газеты, играли в квиддич, в КВН, в лесные игры, а главное – многие научились полезным вещам и узнали кое-что новое. Надеюсь, всё это не сразу забудется. Спасибо профессорам, спасибо организаторам конкурсов, оставайтесь в Школе и летом – тогда здесь станет ещё веселее.
Nikitusha: Большой Кубок вручается Хаффлпаффу. В этом семестре барсуки постарались! Директорат дарит вам ровно столько литров сгущёнки, сколько вы набрали баллов. Каковы волшебные свойства директорской сгущёнки? Ну… *пробует* в основном, она мотивирует на подвиги и повышает пушистость, но кто её знает? Может, в слове Хаффлпафф ещё одна «Ф» отрастёт? Удачи, вы молодцы!
Хаффлпаффцы утаскивают полный до краёв Кубок.
Elleringo Lexter: Кубок поменьше – награда лучшему ученику, набравшему столько баллов, что конкуренты сдались и отстали в пути, достаётся Дейенерис Таргариен. Респект! Пустым дарить кубки как-то несолидно, можно подумать, Директорат экономит на волшебстве, поэтому ваш полон цветов. Живых, разумеется, не то бы профессор Nalika так мило мне не улыбалась. Посадите у себя на подоконнике и увидите, ухода за ними почти никакого.
Дейенерис Таргариен уносит Кубок и цветы.
Рина Ранвель де Ранэ: Самым ответственным, трудолюбивым и вообще волшебным префектом была названа Dani Brown. Что можно подарить тому, кто и так купается в любви и уважении всего факультета? Мы решили, что это могла бы быть путёвка на недельку в знаменитую Страну Фей, где время идёт по-другому, где не умолкают песни, дарящие отдохновение, где льются источники молодости и красоты. Там умеют отдыхать феи, эльфы и прочие народы, ценящие красоту и удобство! Правда, за эту неделю тут пройдёт сто лет... А Маховик Времени на что? Редкая вещь, эта путёвка, обычно туда смертных пускают неохотно, но из уважения к магам Школы сделали исключение. Понимают, что префекту это нужно!
Dani Brown забирает подарок и сразу аппарирует в Страну Фей.
Nikitusha: Самый пушистый лев – это Nikoletta. Она получает кулёчек рычательных леденцов, как в фильме про Поттера, только туда заботливо отобраны исключительно рычательные.
Nikoletta щедро раздаёт леденцы всем желающим, и директор вынуждена взять тайм-аут: среди всеобщего рыка её совсем не слышно.
Redo: Самый крылатый орёл – это Rionmarais. Ей мы вручаем в качестве приза пузырёк с волшебным ветром. Профессору Рэйчел Хатчерсон удалось добыть его – у Эола, разумеется. Этот ветер всегда попутный, и при желании отнесёт вас домой, в Хогвартс, в каких морях или землях бы вы не обретались.
Rionmarais забирает подарок и обещает софакультетцам сразу после бала попробовать это дело на свежем воздухе.
Redo: Самый чешуйчатый змейсCheshir. Ей достаётся в подарок личная тайная комната, подземелье-грот со светящимися сталактитами и удобными для сидения на них сталагмитами. Никаких чудовищ, хотя... шумные вечеринки там проводить замечательно, вероятно, классная акустика, уникальная игра света и даже замёрзшее подземное озеро для катания на коньках летом.
Cheshir получает ключ.
Redo: И наконец, самый полосатый барсукRinka. Наш приз для неё … Нет, хватит с вас сгущёнки! Я слышал, у вас уже она на деревьях растёт. Вам от нас в подарок полагается рожок с бесконечным мороженым. Ванильным или шоколадным. Думаю, если поколдовать, можно получить и ореховое.
Rinka сразу материализует ложку, а у приятелей как-то внезапно оказываются даже стаканчики под рукой.
Elleringo Lexter: Самый любимый профессорvan Healthing. Ему от директората, в принципе, даже добавить нечего, кроме кусочка респекта сверху и – книгу, разумеется. Ну, ту самую, «Коварство и любовь» Шиллера. Быть любимым профессором – это ещё и ответственность!
Профессор van Healthing серьёзно забирает подарок, не удержавшись от того, чтобы прочитать директору на ухо наизусть несколько строф из подаренной пьесы.
Elleringo Lexter: Самый интересный в общении профессор – это, конечно, van Healthing. Что бы нам ему такого подарить? Думали мы и решили наколдовать ему на поляне у Озера персональную кафедру: если профессору захочется что-нибудь сказать школьникам, его будет слышно всем существам Леса, и ни одно слово не окажется потерянным. Коллега, после Бала вы сможете полюбоваться, что мы там, на Опушке, натворили. Не понравится – можете Кальмару подарить, а мы что-нибудь ещё придумаем.
Elleringo Lexter: Быстрее всего оценивает работы учеников Инна Мората. За скорость и точность (она ещё и никогда не путает домашки, что уже совсем удивительное дело) мы вручаем вам замечательное кресло-качалку, чтобы после интенсивного труда отдохнуть, например, у камина. Или на Озере. Оно так заколдовано, чтобы устойчиво стоять и качаться самым удобным образом на любом грунте. Да вот оно, кстати...
Инне Мората вручается симпатичный экземпляр старинной мебели.
Elleringo Lexter: Самый строгий профессорКаночка. Строгость – качество удивительное: мы его с одной стороны одобряем и уважаем, а с другой стороны – хотелось бы узнать, как у … получается недрогнувшей рукой выставлять ровно столько, сколько ученик заработал, не добавляя «за старания» или «за собственные, оригинальные идеи», так мы, учителя, называем некую концентрацию магии в домашке. Поэтому мы дарим самому строгому профессору мемуарную книгу, для неё уже приготовлено место в Библиотеке. Напишите нам рецепт вашего особенного дара беспристрастности, профессор, и мы будем его применять quantum satis.
Рина Ранвель де Ранэ: Самым любимым предметом в этом семестре выбран НВЧ. Что бы нам вручить целому кабинету? Ну, ясное дело – орден! Профессору van Healthing'y вручается специально учреждённый орден «Любимый предмет», вешайте его на какое-нибудь почётное место. Нашей Школе повезло, что вы здесь преподаёте.
Рина Ранвель де Ранэ: Самым известным жителем Хогвартса стал Redo. Мы решили увековечить его «светлый образ» в виде портрета, который будет висеть в Хогвартсе всегда. Вам, Redo, в этом случае ничего материального не достаётся, зато слава на вечные времена.
Рина Ранвель де Ранэ: А самый знаменитый лесной завсегдатай – это, разумеется, Niko. Подарим-ка мы ему небольшого ручного лешего. Чтоб из лесу выводил, когда заблудится. И из себя выводил, когда соскучится. Niko, держите, не пожалеете!
Elleringo Lexter: По итогам голосования самое обаятельное привидение всех времён – это Голди. Голди, вы очаровательны, вы – сам дух Школы. Если все сказки вдруг закончатся, именно вам предстоит рассказать их снова. Вы получаете в подарок призрак розы, их выращивает специально для такого случая профессор van Healthing.
Elleringo Lexter: Итак, номинация: самая любимая газета. Ею стала Ф.С.Б. Молодцы, хаффлпаффцы! Ваша премия – пирог, его наши милые домашние эльфы на этот раз испекли в виде газеты, даже заголовок марципановый вылепили, красота. Угощайтесь, и продолжайте радовать Школу своим творчеством.
Nikitusha: И наконец, настало время наградить победителя Тремудрого Турнира Flinn Sinister! Ему достаётся этот-самый-смайлик. Поздравляем, Flinn Sinister. На самом деле, конечно, не в смайлике счастье, а в том, какими большими и золотыми буквами вам удалось вписать ваше имя в анналы Хогвартса.
Elleringo Lexter: А теперь все в Лес, и пусть по-настоящему настанет лето!
Ученики разбегаются, домовые эльфы принимаются за работу.
Внезапно всё заливает пугающее зеленоватое мерцание, в оконном проёме возникает контур странного гуманоидного существа.
Elleringo Lexter: Ну уж нет, уважаемый, мистерия окончания семестра завершена, так что никаких вторжений инопланетян, увидимся осенью!
Фигура покаянно разводит руками и исчезает.
Занавес.

Наверх