Добро пожаловать в музей Хогвартса!

Летний бал 2014 года


Кадр из фильма «Гарри Поттер и кубок огня»

Занавес
Кабинет директора.
К дверям подходят одновременно профессор Фогельвейде и профессор Rovenna.
Фогельвейде: Добрый вечер, Rovenna. Проходите, пожалуйста. Вас тоже вызвали в директорат?
Rovenna: Здравствуйте, Иоганн. Да, вызвали, и, признаться, я очень рада, что на этот раз встреча проходит в цивилизованной обстановке: не нужно ни по подвалам лазать, ни по болоту пробираться. А главное, может быть, это как раз означает, что все бедствия закончены: всех врагов одолели, и можно, наконец, жить нормально.
Фогельвейде: Ну, будем надеяться. Мне, действительно, даже неловко как-то перед студентами: вроде бы мы маги, а вечно у нас проблемы какие-то. Хорошо бы хоть один конец семестра провести в цивилизованной обстановке, спокойно и радостно.
Rovenna: Вы просто за меня говорите, Иоганн. Но вот и остальные.
В кабинет заходят, цветя веселыми улыбками, профессора Нагаса, Каночка, Сун У-кун, Nalika, Хаку Накашима, Диана Дагер и van Healthing. Последними заходят Elleringo Lexterи профессор Nikitusha, причем последняя запирает дверь на ключ, отчего улыбки профессоров несколько блекнут. Но совсем еще не пропадают.
Nikitusha *нервно оглядываясь*: Добрый вечер, коллеги. Садитесь. Вы, конечно, догадываетесь, зачем вызваны. Грядет бал, как ни крути.
Каночка: Но разве есть какие-то проблемы? Кажется ведь, на этот раз как будто все благополучно... Поручить кому-то из молодых коллег убранство зала – дело двух часов, и в кои-то веки все пройдет спокойно и по плану. Любо-дорого! Я могу помочь, если что.
Nikitusha: М-да, ну вы, коллега, видимо, не в курсе. А вот, скажем, профессор Нагаса...
Нагаса подпрыгивает почти до потолка, а приземлившись, покрывается мелкими капельками пота.
Nikitusha: Мне кажется, у вас усталый вид. И как вы научились так высоко прыгать?
Нагаса *нервно вздрагивая*: Да нет, я ничего... Все в порядке. Вот только почему-то замучили кошмары в последнее время. Дрянь всякая снится, не могу понять, почему. Никак не могу выспаться.
Nikitusha: Понимаю. А вы, Хаку?
Хаку Накашима: Да тут... Честно говоря, небольшая странность получилась. Мне поручили убранство Зала, мне кажется, я принес все, что требовалось – татами, сёдзи, токонома организовал, укиё-э развесил. Кажется, ничего не забыл. И вдруг...
Nikitusha: Да, что же произошло?
Хаку Накашима: Да я сам ничего не понял. Зашел назавтра кое-что проверить – половины вещей нет, а остальные стали такими, что... В общем, только выбросить их осталось.
Elleringo Lexter: Что же с ними случилось?
Хаку Накашима: Дикие вещи. Например, на фусума – иероглифы. Вы можете себе это вообразить? А уж каково значение этих иероглифов... Медные курильницы сами по себе приняли такую форму, что вы себе и представить, вероятно, не сможете.
Nikitusha: Смогу. И более того: могу добавить кое-что еще более неприятное. На дверь Зала Мистерий кто-то наложил заклятие недосягаемости. Теперь никто из нас не может даже приблизиться к Залу.
Диана Дагер: Может быть, в крайнем случае, можно будет провести бал в Большом Зале? Мебель заменить, убранство придумаем новое... Это ведь не так уж сложно.
Nikitusha: Мебель-то заменить несложно. Но вы же понимаете: это означает, что у нас есть враг. Который может сломать все наши планы в любой момент. Это очень сильный враг: дверь никому так и не удалось расколдовать. И более того: он находится среди нас. Посторонних в замке нет.
В кабинете повисает тяжелое молчание.
Сун У-кун: По крайне мере, раньше мы знали своих врагов. Это как-то ободряло. А теперь что же получается: нам придется подозревать всех?
Elleringo Lexter: Именно так. Самое страшное, что нам придется как-то вычислить нашего врага до бала, иначе все может рухнуть в самый ответственный момент. Маг такого уровня – редкое явление. Но, тем не менее, он среди нас. Для наложения заклятия недосягаемости необходим визуальный контакт. Какие будут соображения, коллеги?
Nalika: Вы говорите, никто не сумел снять наложенное заклятие?
Elleringo Lexter: Никто.
Nalika: Но ведь это странно. Магический потенциал нашей школы довольно высок. И, по крайней мере, кто то ведь смог его наложить?
Elleringo Lexter: Но, тем не менее, это так.
van Healthing: Что-то мне все это напоминает, коллеги...
Nikitusha: Что же, Габриэль?
van Healthing: Вот смотрите. Кандидатов на эти подвиги у нас нет. Кто же мог наложить заклятие, если никто не в силах его снять? И если считать, что для состояния профессора Нагасы найдется какая-нибудь материальная причина – кровать или подушка, – то получается что-то вроде эпидемии, но которой подвержены не люди, а вещи.
Хаку Накашима: Татами... сёдзи... токонома!
Nikitusha: Двери!..
van Healthing: Вот именно. Симптомы, правда, немного различаются, но есть и определенное сходство: все явления направлены во вред жителям замка. Нельзя ли предположить, что на вещи повлиял какой-нибудь вредоносный фактор? Скажем, неконтролируемый выброс либо какая-нибудь флуктуация темномагического поля. Допустим, он был недостаточно силен против защищенных жителей замка, но достаточно мощен, чтобы насытить темным волшебством обычные, немагические предметы.
Nikitusha *потрясенно*: Габриэль! А ведь вы абсолютно правы. И пергаменты... И чернильницы... И... Ну, словом, примеров достаточное количество. Что же вы порекомендуете? Как лечить подобную эпидемию?
van Healthing *разводит руками*: Увы, я могу исцелять исключительно людей. В крайнем случае, какие-нибудь достаточно аналогичные живые организмы.
Nikitusha: Как же быть?
Elleringo Lexter: Ну, это, по-моему, очевидно. Нужно обратиться к специалисту соответствующего профиля.
Nikitusha: Мерлиновы штаны! Сонди! Как же я сразу о нем не подумала! Кто умеет послать Зов? Давайте его сюда поскорее. А там, может быть, заодно и преподавать согласится. Больше всех мы любим тех, о ком приходится заботиться.
Сун У-кун: Давайте я попробую.
Nikitusha: Пожалуйста, У-кун. Да опишите красочнее наше отчаянное положение. Если так и дальше пойдет, нас могут всех передушить в постели наши собственные полотенца!
Зал Мистерий. Пол устлан татами, стены украшены укиё-э, повсюду красочно расписанные фусума, из медных курильниц изящных форм поднимается разноцветный дым, складывающийся в причудливые узоры. Нарядные студенты, собравшиеся на бал, с восторгом озирают оригинальное убранство.
Nikitusha *довольная и сияющая*: Вам нравится? Зал к сегодняшнему празднику украшал профессор Накашима. Пожалуйста, аплодисменты художнику. Причем каждый элемент тут не просто так, а имеет свое значение. Но главный герой сегодняшнего вечера сейчас появится перед вами. Может быть, кто-то из вас заметил, что вещи начали вести себя странно? Так вышло из-за спонтанного искажения магического поля, что могло грозить большими неприятностями. Но нас выручил профессор Сонди! Он сумел договориться с вещами, и вернуть им первоначальный облик и состояние. А еще у меня есть потрясающая новость: профессор Сонди согласился вернуться в Хогвартс и продолжить курс своего предмета!
Перед студентами появляется профессор Сонди в нарядной мантии, что тут же вызывает бурный восторг среди студентов и глубокое удовлетворение среди профессоров.
Штефан Сонди: Дорогие ученики и коллеги, я страшно рад видеть ваши милые лица и вновь оказаться среди вас! Это верно, директорат сделал мне такое предложение, от которого я не сумел отказаться, так что мы теперь снова вместе. И в честь этой замечательной пертурбации мне бы хотелось вручить несколько подарочков героям этого лета. Вы позволите, директор?
Nikitusha: Пожалуйста, Штефан. Вы нас так выручили, что можете теперь не меньше пяти лет вручать что угодно кому захотите. Я даже отвернуться соглашусь, если что.
Штефан Сонди *смеется*: Надеюсь, этого не понадобится. Смотрите: пусть это будут награды самому чешуйчатому змейсу, пушистому льву, полосатому барсуку и крылатому орлу!
Профессор взмахивает палочкой, и на его ладони материализуются четыре маленьких коробочки, вроде спичечных: одна – из змеиной кожи, вторая – меховая, третья – полосатая, а четвертая парящая в воздухе.
Рина Ранвэль де Ране, Marichka, Dani Brown и Хранитель Гармонии благоговейно забирают подарки, открывают каждый свою коробочку и замирают от восторга: в каждой из них – копия школьного кубка, маленькая, но очень натуральная, вся сияющая, будто из драгоценных камней.
Штефан Сонди *приветливо улыбаясь*: Это вещи не простые. Маленький кубок будет вдохновлять вас на дерзания, а коробочка – хранить волшебство неизменным.
Nikitusha *с интересом рассматривая полосатую коробочку*: Дайте-ка я тоже попробую! Пусть это будет дар лучшему префектуCheshir !
У директора на ладони с некоторым усилием материализуется голубая коробочка с яркой красной полосой.
Nikitusha *открывает коробочку, из которой начинает подниматься тонкая струйка дыма*: Когда у вас на факультете будет все хорошо, артефакт будет навевать вам волшебные сны: сказки и приключения. Но как только на вверенном вам факультете обнаружится непорядок, сон ваш станет тревожным и мрачным. Однако лучшему префекту у нас беспокоиться нечего!
Nikitusha: Мерлиновы штаны, за этими забавами мы едва не позабыли о главном. Кубок! Он сегодня отправляется в Хаффлпафф. Но продолжайте же, профессор! В ваших наградах чувствуется волшебная тайна.
Штефан Сонди *материализуя на ладони очередную коробочку невзрачного серого цвета*: Это награда самому быстрооценивающему: портал для полученных домок. Если профессор Хаку Накашима окажется даже очень далеко от своего кабинета, он может открыть коробочку и спокойно читать все полученные на данный момент домашки.
Штефан Сонди: А это награда самому интересному в общении *профессор протягивает van Healthing'у золотую коробочку*: Внутри нее – некий виртуальный собеседник, который всегда будет возражать на любое ваше утверждение, причем весьма элегантно и искусно. Оттачивайте навык!
Штефан Сонди: Вы же получаете и одну из самых важных наград – за самый любимый предмет «Наружевнутристика человеческая» *Сонди протягивает ярко-синюю коробочку, на поверхности которой ярко вспыхивают золотые и серебряные звезды*. Только не открывайте ее сейчас! Она одноразовая. Но в ней находится столь сказочное праздничное убранство вашего кабинета, что каждый, кто увидит его, вряд ли скоро забудет.
Профессор van Healthing с восторгом забирает коробочку, и видно, что он мысленно перебирает календарь: какой бы из праздников осчастливить.
Штефан Сонди *с поклоном вручает Nikitush'e простую белую коробочку*: Самому известному жителю Хогвартса стоит только открыть коробочку – и он на два часа изменит свой облик до полной неузнаваемости, причем что это будет, заранее неизвестно. Элемент неожиданности! Наверное, частенько устаешь от популярности.
Nikitusha с благодарностью принимает коробочку и помещает ее в самый надежный карман.
Штефан Сонди *материализуя такого же размера коробочку, поверхность которой на этот раз переливается сюрреалистическими разводами, перемежаясь резкими геометрическими образами*: А это награда для самого упорного лесного завсегдатая! Даже если наша героиня устала или не в настроении, из этой емкости она всегда сможет вытащить идею для игры или беседы. Действовать будет весь семестр! Ну, а дальше – своими силами.
Nikoletta с радостью забирает коробочку.
Штефан Сонди: А это – приз самой любимой газете. Редактор «Клёкота», прошу на сцену!
Тилия берет коробочку, покрытую буквами разных шрифтов и размеров, торопливо открывает, но та оказывается пустой.
Штефан Сонди: Это коробка для вечного хранения архивных выпусков с бесконечной емкостью и удобным доступом. Архив у вас всегда будет при себе! Ну, а это – коробочки для самых обаятельных призрачных сущностей, которых, как вы уже догадались, двое: Голди и Redo!
«Обаятельные сущности» синхронно берут коробочки, покрытые ярким цветочным узором и перевязанные серебристыми лентами, с интересом пытаются открыть – а нет, не тут-то было. Сонди лукаво улыбается.
Штефан Сонди: Эти коробки – для вас. Открывать их нет нужды. Вы можете поместить в них самих себя и подарить своему любимому персонажу на весь праздник. Его бурная радость от подобного подарка и послужит вам лучшей наградой!
Nikitusha *с некоторым усилием перекрывая взволнованный шум рассматривающих коробочки победителей*: Что ж, дорогие ученики и коллеги, предлагаю продолжить празднество в лесу! *шепотом* Однако, довольно удобный способ получился как будто... Не установить ли очередь среди профессоров по изготовлению праздничных наград?
Занавес.
Штефан Сонди *тихонько подходит к Dani Brown, слегка загрустившей у окна*: Гм... Мисс Brown, вы уж простите меня, что я не вручил вам награду публично: понимаете, боюсь, что так не положено. Но на седьмом курсе завоевать кубок лучшего ученика! Вот вам секретный подарочек от меня.
Профессор Сонди протягивает Dani Brown очень скромную серенькую невзрачную коробочку.
Штефан Сонди: Тут небольшой запас дополнительных баллов на будущий семестр – совсем чуть-чуть, вдруг не хватит. Только никому не говорите, ладно? Пусть это будет наш секрет. На самом-то деле я уверен, что вы их с лихвой заработаете на моем предмете... Да и на других тоже!
Dani Brown с благодарностью берет честно заработанную награду. Конечно, пригодится – новый семестр впереди!

Наверх